ВАШИ СТАТЬИ · 401
Вы присылаете, мы - публикуем!





 /  29 декабря 2006 года  /  Литература  /  Светлана Кабанова

Особенности философии эмпириокритицизма Эрнста Маха и Рихарда Авенариуса

Как и любое философское течение, эмпириокритицизм имел свои предпосылки и основы развития, поэтому прежде чем останавливаться на его подробном рассмотрении стоит несколько слов сказать о развитии философских течений конца XIX–начала XX вв...


ЭМПИРИОКРИТИЦИЗМ

Позитивизм1 как философское направление прошел в своем развитии три основных стадии, после чего на смену позитивизму пришел постпозитивизм — одно из наиболее авторитетных течений философии конца XX–начала XXI. Схематично этапы развития позитивизма можно представить следующим образом:

ПериодХронологические рамкиФилософы
Первый — классический 1830 г. — конец XIX в.О. Конт, Дж.С. Милль, Г. Спенсер
Второй — эмпириокритицизм, или махизмконец XIX — начало XX в.Э. Мах, Р. Авенариус
Третий — неопозитивизм, или логический позитивизм1920 — 1950 / 60 г.М. Шлик, Р. Карнал, Ф. Франк, У. Ван О. Куайн
Постпозитивизм1960 / 70 гг. — настоящее времяК. Поппер, К. Кун, И. Лакатос, К. Хюбнер, П. Фейерабенд

Итак, как уже было отмечено, позитивизм на втором этапе своего развития получил название "эмпириокритицизм" ("критическое исследование опыта"), или "махизм", — по имени его основоположника и виднейшего австрийского физика и философа Э. Маха (1838–1916). Аналогичные идеи были практически одновременно выдвинуты швейцарским философом Р. Авенариусом (1843–1896).

Появление и популярность эмпириокритицизма связаны с рядом проблем, обнаружившихся с ростом естественных наук. Бурное развитие в XIX в. химии, биологии, физиологии и т.д. привело к тому, что прежняя "объяснительная модель" утратила свой универсальный характер: невозможным оказалось объяснить все химические, биологические и прочие явления как движения атомов по законам механики. Требовалась новая научная методология, способная объяснить мир.

Особое влияние на становление эмпириокритицизма оказал "кризис в физике" на рубеже XIX–XX вв. К этому времени был сделан ряд открытий, которые не "вписывались" в прежнюю ньютоно–картезианскую картину мира2 и даже противоречили ей. Так, традиционное отождествление материи с веществом, состоящим из неделимых атомов, делало непонятным статус электромагнитных полей, которые явно не являются веществом, получалось и материей. Подобные умозаключения привели физиков к выводу: "материя исчезла". Эмпириокритицизм преодолел кризис в физике за счет того, что объяснительная часть науки была вообще объявлена "ненаучной".

Вообще, онтология эмпириокритицизма тоже несет на себе следы "картезианского импульса", коим была заряжена вся европейская философия, начиная с нового времени: ведь эмпириокритицизм — не что иное, как разновидность самоанализа познающего субъекта. Специфика этой концепции — биопсихологизм: на место декартова Cogito3 в ней поставлено "триединство" сознания, живого организма и изначальной, "нейтральной" "мировой субстанции". Очевидно, вместе с тем, и ее существенное отличие от картезианства: картезианское Я в роли "островка бытия", "связующего центра мироздания", который только и выдержал натиск урагана универсального сомнения, эмпириокритиками тоже отброшено как метафизический предрассудок.

Эмпириокритицизм нашел много последователей среди естествоиспытателей, сделавшись, в частности, "физическим идеализмом". Это понятно: в соответствии с требованиями духа времени, подлинная наука об основах бытия должна была базироваться на достижениях опытных наук, к числу которых прежде всего относилась физика — лидер тогдашнего естествознания. Для большинства естествоиспытателей и многих философов понятие "физическая реальность" стало синонимом понятия "подлинный мир, как он есть сам по себе". Однако не кто иной, как Мах, выдающийся физик, в своих философских трудах подверг критике эту установку. Тот "физический идеализм", основой которого стали философские идеи Маха, был вовсе не мировоззренческим оформлением достижений физики как частной науки, будь то физика экспериментальная или теоретическая (математическая). После того, как познавательный процесс в физической науке был подвергнут Махом гносеологической критике, итоговую концепцию было бы правильнее назвать "психологическим идеализмом": ведь "физическую реальность" (безразлично, трактовать ли ее как совокупность частиц и полей или как систему математических уравнений теоретической физики) Мах и его последователи свели к "комплексам ощущений".

Таким образом, эмпириокритицизм можно определить как субъективно–идеалистическое течение, форма позитивизма на втором этапе его развития. Основоположники "второго позитивизма" Мах и Авенариус разделяют идею об упразднении старой метафизики, об изменении положения философии в культуре. Однако в отличие от позитивистов "первой волны", которые считали, что философия должна заниматься созданием единой картины мира и классификацией наук, эмпириокритики видели задачу философии в установлении принципов упорядоченности явлений в сознании исследователя.

Эмпириокритицизм стал определяться, как философская система "чистого опыта", критический эмпиризм, который стремиться ограничить философию изложением данных опыта при полном исключении всякой метафизики с целью выработки и естественного понятия о мире). Данная стадия сохраняет основную установку позитивизма на описание позитивного, опытного знания. Его представители настаивают на необходимости борьбы в науке с засильем метафизических подходов, на изъятие из науки таких понятий, как "субстанция", "причинность", "материальное", "идеальное".

На стадии махизма позитивизм ставит в центр внимания такие проблемы, которые приверженцы и продолжатели контовского учения считали слишком "метафизическими": природа познания, опыта, проблема субъекта и объекта, характер категорий "вещь", "субстанция", природа основных "элементов" действительности, взаимоотношение физического и психического и т. д. Заниматься анализом такого рода проблем заставляло само развитое науки, и позитивизм, претендуя на звание "философии науки", не мог этого избежать. Обращение к данной проблематике сопровождалось сближением позитивизма с теми направлениями, которые Конт и его последователи объявляли "слишком философскими", далекими от науки. Последовательно проводя точку зрения феноменализма, махисты приходят к выводу о близости позитивизма к философии Д. Юма и субъективному идеализму Д. Беркли, обоснованно усматривая именно у этих философов, а не во взглядах Тюрго и Даламбера ту философскую традицию, которая в наибольшей степени соответствовала позитивистскому пониманию научности.

Чтобы более точно и основательно разобраться в особенностях эмпириокритицизма как философского течения, обратимся к рассмотрению философских идей его основоположников Эрнста Маха и Рихарда Авенариуса.

ЭРНСТ МАХ

Эрнст Мах (1838–1916) — австрийский физик и философ–идеалист. Окончил Венский университет, с 1861 г. приват–доцент в Венском университете, с 1864 г. профессор физики в Граце, с 1867 г. профессор физики и ректор немецкого университета в Праге, а впоследствии профессор философии Венского университета (1895–1901).

Маху принадлежит ряд важных физических исследований, в этой области его именем назван ряд величин и понятий: Маха число, Маха конус, угол Маха, линия Маха и другие.

Философские работы Маха получили широкую известность в конце 19 – начале 20 веков благодаря содержавшейся в них попытке разрешить кризис в физике с помощью нового истолкования исходных понятий классической (ньютонианской) физики.

Основу субъективно–идеалистического учения Маха составляет его теория экономии мышления и выдвигаемый им идеал "чисто описательной" науки. "...Принцип экономии мышления, если его действительно положить "в основу теории познания", не может вести ни к чему иному, кроме субъективного идеализма. "Экономнее" всего "мыслить", что существую только я и мои ощущения...". Экономию мышления Мах объявляет основной характеристикой познания вообще, выводя её из изначальной биологической потребности организма в самосохранении, обусловливающей, по Маху, необходимость "приспособления" организма к фактам4. Из принципа экономии мышления в системе Маха вытекает положение об "описании" как идеале науки. В развитой науке, с точки зрения Маха, объяснительная часть является излишней, паразитической и в целях экономии мышления должна быть удалена. Одним из таких паразитических элементов науки Мах считает понятие причинности. Вместе с механистической интерпретацией причинности Мах отбрасывает само понятие причинности, предлагая заменить его понятием функциональной зависимости признаков явлений.

Методологические принципы экономии мышления и чистого описания Мах пытается применить к теории познания. Свой критический анализ ньютоновских понятий массы, абсолютного пространства он связывает с философским тезисом о мнимости понятия субстанции, вещи, о мнимости проблемы отношения субстанции и её свойств. Требование необходимости определения понятий через наблюдаемые данные Мах доводит до выделения основных "элементов", которые непосредственно, чувственно даны и лежат в основе всего познания, будучи некоторым пределом разложения эмпирического опыта. Как понятие "вещи", так и понятие "Я" являются лишь условными наименованиями комплексов элементов (ощущений). Другими словами, особый класс ощущений, или воспоминаний о них, представляют собой ощущения, связанные с живым телом (настроения, чувства), обозначаемые как „Я“. „Я“ — принципиально такая же группа ощущений, как и все другие предметы. Махистское "снятие" дуализма физического и психического было в дальнейшем подхвачено и развито многими так называемыми реалистическими направлениями современной буржуазной философии, течениями "нейтрального монизма" и другими философскими школами (неореализм, Б. Рассел). Критика Махом и Авенариусом субстанционалистского понятия о "Я", душе, повлияла на критику американским философом У. Джемсом понятия сознания, а через него и на неореалистов, на формирование философских основ бихевиоризма5.

В философском плане Мах отстаивал позиции позитивистского функционализма, декларирующего свободу от метафизики и опирающегося на принципы эмпирической верифицируемости теоретических положений, дескриптивности научных законов и максимальной простоты концептуальных построений. Все факты действительности должны быть наблюдаемы, и поэтому понятие атомов, в частности, следует отбросить. Физике Ньютона (абсолютные пространство, время и движение) Мах противопоставил свои релятивистические представления о данных категориях как субъективно обусловленных. В 1886 г. Мах сформулировал мысль, что и физическое, и психическое имеет один и тот же субстрат — "нейтральный опыт", и состоит из "элементов опыта". Предложил подход к психической жизни как системе ощущений и их ассоциаций. Устойчивые и функционально связанные между собой в пространстве и времени ощущения (комплексы цветов, тонов, различных степеней давления и пр.) запечатлеваются в нашей памяти и находят свое отражение в языке прежде всего как предметы окружающего мира. Задача же философии и психологии, как ее понимал Мах, заключается в поисках неразложимых в настоящий момент элементов, как, например, цвет, форма, образующих в сумме те или иные предметы.

Разбирая аспекты теории Маха более подробно, стоит особо отметить, что в своей философской концепции Мах настаивает на том, что не тела вызывают ощущения, а комплексы "элементов", совокупность ощущений образует тела. При этом он полагает "элементы" нейтральными, не относя их ни к физической, ни к психической сферам. Понятия Мах рассматривал как символы, обозначающие "комплексы ощущений" ("вещи"), а науки в целом — как совокупность гипотез, подлежащих замещению непосредственными наблюдениями. Так, он считал, что исходные понятия классической физики (пространство, время, движение) субъективны по своему происхождению.

Итак, мир в целом и все вещи в нем — "комплексы ощущений"6. Задача науки — их описание (с математической обработкой), т.е. "чистое описание" фактов чувственного восприятия, к которым "приспосабливается" мысль. Такое описание, согласно Маху, и является идеалом научного исследования, из которого все лишнее (в особенности философские категории и религиозные представления) в целях "экономии мышления" следует удалить. Это надо сделать для того, чтобы наука наилучшим образом удовлетворяла необходимые жизненные потребности людей.

Как уже было отмечено, эти идеи возникли у Маха как у физика вовсе не случайно, а в качестве реакции на кризис ньютоновской механики и классической физики, разразившийся в конце XIX — начале XX вв. Желанием Маха было стремление разрешить названный кризис с помощью нового толкования ключевых понятий "старой" физики и механики. Представлениям об абсолютном пространстве, времени, движении, силе и т.п. Мах противопоставил релятивистское понимание этих категорий, чем — что особенно важно подчеркнуть — оказал большое влияние на А. Эйнштейна.

Критический анализ Махом оснований классической механики (включающий известный "принцип Маха") позволил Эйнштейну назвать Маха предшественником теории относительности.

В своей известной работе "Анализ ощущений, отношения психического к физическому" (1907 г.) Мах закрепил основные аспекты своей философской концепции. Исходя из основного своего тезиса, что ощущения первичны, в основе всех явлений находятся ощущения, он пересмотрел основные понятия: вместо причинно–следственной связи он ввел функциональные зависимости. Ощущения у него — это глобальный факт и форма приспособлений организма к среде, все ощущения однородны, различны связи между ними. Нет резкой границы между физическим и психическим. Есть только однородные элементы, из которых слагается внутреннее и внешнее, физическое и психическое, которое зависит от нашей временной точки зрения. Допустим, возьмем цвет, если рассматривать цвет в связи с источником цвета, то это физический объект, если свет воспринимается глазом, то это психический объект. Чтобы освободиться от обвинений в солипсизме, Мах ввел нейтральные элементы. Тела — это комплексы ощущений. Ощущения — элементы. В чувственном мире нашего познания нет разделения ощущений, ощущения нейтральны. Процесс познания рассматривается как процесс прогрессивной адаптации. Наука — это процесс адаптации идей к различным сферам опыта. Разногласие между фактами и идеями и разногласие между самими идеями — двигатель науки. Роль гипотезы — расширение нашего опыта. Гипотеза позволяет подтвердить или опровергнуть наши идеи. "Распознанное заблуждение выступает в качестве корректива, как источник познания". Кроме этого, Мах, как и Авенариус считал, что суть науки составляет экономия описания и понимания, он выдвинул принцип экономии мышления. Материя, атом, молекула — экономичные символы физико–химического опыта. Из теоретических концепций, предпочтительней та, которая наиболее просто объясняет данный тип явлений. С точки зрения Маха, экономное взаимное приспособление суждений в одной сфере знаний возникает тогда, когда будет найдено наименьшей число независимых суждений, из которых другие суждения выводятся. Функцией науки становится описательная функция. Если у Конта7 нет только объяснительной функции науки, то Мах убрал и предсказательную функцию науки. У науки осталась только описательная функция. Физическое исследование: по Маху психология должна исследовать связи между явлениями, физика — между ощущениями. Цель: установление зависимости одних переживаний от других. При этом законы и теория в физике — это лишь средство для достижения целей. В этой связи, с точки зрения Маха, следует не только отстраниться от объяснительной функции физики. Но и отказаться от науки, чтобы отказаться от метафизических объяснений.

В связи с этим интересно отметить, что в 1872 году, Эрнст Мах, тогда еще только выступавший на поприще мысли, определил физическую теорию как абстрактное и обобщенное описание явлений природы. Рассуждая историко–философски, это событие не было ни великим, ни даже значительным. Оно не подарило философии ни новых методов, ни новых мыслей, но общественно, в мировоззрении широких кругов, образующем собою философскую атмосферу и больших мыслителей, этот 1872–й год можно считать поворотным: в напыщенной стройности материалистической метафизики.

Обратим внимание на одно свидетельство историка науки: "Французские энциклопедисты XVIII века думали, что они были недалеки от окончательного объяснения мира физическими и механическими принципами: Лаплас даже воображал себе ум, могущий предсказать ход природы на всю вечность, раз будут даны массы всех тел, их положения и начальные скорости. В XVIII веке эта жизнерадостная переоценка объема новых физико–механических идей была простительна. Это – даже освежающее, благородное и возвышенное зрелище; и мы можем глубоко сочувствовать этому выражению интеллектуальной радости, столь редкой в истории. Но теперь, по истечении столетия, когда наше суждение стало трезвее, миропонимание энциклопедистов представляется нам механической мифологией, не далекой от анимистической мифологии древних религий. Оба эти взгляда содержат неправильные и фантастические преувеличения неполного восприятия". Направление к более полному представлению может быть результатом долгого и кропотливого исследования. "Предсказывать этот результат или даже пытаться ввести его в какое–нибудь современное научное исследование будет мифологией, а не наукой". Таково беспристрастное суждение Э. Маха. В 1872 году оно еще только нарождалось.

Делая небольшой вывод относительно теории махизма, следует выделить следующие основные мысли. Основной принцип – принцип нейтральных элементов мира. По сути, это феноменализм (реальны только феномены). Ощущения (по Канту это природа) и являются нейтральными элементами мира. Знаем мы то, что ощущаем. Ощущения порождают психический и физический ряды. Нейтральные элементы сопоставляются и с тем, и с другим. Например, ожог о чайник с психической точки зрения – ощущение боли, а с физической – он был настолько горячий, что соприкосновение с ним вызвало ожог. Основу познания составляют суждения, наблюдения, т.е. описания того, что мы имеем в чувственном опыте (фактов). Кумулятивное развитие науки представляет собой накопление фактов.

Отсюда следует важный вывод – принцип наблюдаемости – наука должна быть организована таким образом, чтобы из нее было исключено все ненаблюдаемое непосредственно и несводимое к нему. Т.е. опять отрицается атомизм, теория относительности. Следовательно, наука выполняет только описательную функцию. Принцип наблюдаемости одновременно принес и пользу, и вред для науки.

В соответствии с тем, что наука только описывает мир, под теорией понимается его сокращенное описание в соответствии с принципом экономии мышления, т.е. множество наблюдаемых эмпирических фактов сокращенно записываются в виде теории. Развитие науки есть поиск более емких, экономных способов записи (отсюда опять–таки выпад в сторону теории относительности, которая только усложняет запись). Но какие критерии у принципа экономии мышления? А их определено не было, т.е. сам принцип – понятие нестрогое.

Важными последствиями изобретения принципа наблюдаемости и принципа экономии мышления является их способствование ломке догматизма в науке. Кроме того, принцип наблюдаемости призывает отказаться от мысленных опытов, из которых были выведены многие положения классической науки.

Еще одна заслуга Маха (и что интересно, одновременно с ним – Энгельса) – его открытие закона сохранения и превращения энергии в современном понимании. Т.е. то, что вся энергия не сводится только к механической – отказ от механицизма.

В механике традиционно различаются абсолютное и относительное пространство и время. Абсолютное пространство человеком непостижимо (т.к. он всегда выбирает систему координат, и все рассматривается относительно нее). Абсолютное пространство и время Ньютон называл "очами бога" – то к чему человек стремится, но не достигает. "Глазком", через который мы сталкиваемся с абсолютным пространством, Ньютон называл эфир (нечто постоянное, относительно которого рассматривается все движение). Мах отвергает абсолютное пространство и время, тем самым делая предпосылки к отказу от концепции эфира. Предложение Маха – "каркас неподвижных звезд" – система отсчета в механике, используемая до сих пор.

Безусловным фактом является то, что широкое распространение эмпириокритицизма связано с именем австрийского физика и философа Эрнста Маха. Однако не надо забывать, что значительное влияние на формирование этого философского течения оказал и Рихард Авенариус.

РИХАРД АВЕНАРИУС

Рихард Авенариус (1843–1896) был швейцарским философом, профессором Цюрихского университета с 1877 г. Его главные произведения — "Философия как мышление о мире по принципу наименьшей меры сил" (1876 г.), "Критика чистого опыта" в 2–х т. (1888 — 1890 гг.), "Человеческое понятие о мире" (1891 г.). Труды этого философа написаны довольно сложным языком, с использованием специфической терминологии, что было немаловажной причиной того, что популярным эмпириокритицизм стал благодаря другому человеку, профессиональному физику и математику, Э. Маху.

Термин "эмпириокритицизм", введенный Р. Авенариусом, буквально означает критику опыта. Опыт — это данность мира познающему субъекту, зафиксированная в его сознании с помощью утверждений, высказываний. Понять особенности понимания опыта может так называемая "принципиальная координация": нет объекта без субъекта, как нет и субъекта без объекта. Элементы опыта как единства "Я" и "среды" нейтральны, то есть в зависимости от точки зрения они могут рассматриваться и как "физические", и как "психические". Индивид с его нервной системой и окружающая среда образуют реальное единство опыта.

Опыт не позволяет отделить от всего видимого, слышимого, оцениваемого некую субстанцию, первооснову мира (материальную или идеальную). Новая философия должна очистить наш опыт от бесплодных фантазий, ненужных продуктов умственной деятельности (высказываний о субстанции, о душе, о причинной связи).

Наш опыт — это некий приспособительный комплекс. Чем более монолитен он будет, чем меньше в нем будут присутствовать различные точки зрения, различные формы удвоения опыта, то есть чем меньше сил будет затрачено на его создание, тем более эффективным будет его адаптационное действие. Принцип наименьшей траты сил — основной принцип, которым должна руководствоваться философия, становясь критикой чистого опыта, деятельностью по очищению опыта. По мнению Авенариуса, новую философию можно будет построить именно по принципу наименьшей траты силы, когда будут устранены такие пустые понятия, как необходимость, причинность, вещь и свойства и субстанция.

Если это устранить их из науки и философии, то это и будет наиболее экономное описание мира. Все сущее будет по содержанию — ощущение, а бытие — движение. Авенариус подверг критики интроекцию – неправомерное вкладывание в мозг человека каких–то понятий и ощущений. Ощущения и представления и так у нас есть. Но люди такие вложения вкалывают друг в друга и потом в себя. Поэтому появляется некое удвоение мира. Мир реальный и мир в мозгу. Вместо интроекции Авенариус выдвинул идею о принципиальной координации. Наше Я и среда его окружающая неразрывны, мы всегда вместе. Никакое полное описание данного или находимого нами невозможно без некоторого Я и среды, при этом Я — центральный член координации, а среда — это противочлен координации.

Принцип наименьшей траты сил ориентирует на кумулятивную модель развития научного знания, предполагающую непрерывность роста знания, постоянное прибавление знания, исключающее скачки, опровержение достигнутого и общепризнанного. Кумулятивизм8 связан с пониманием научного знания как описания фактов.

Философия Авенариуса является реакцией на философский идеализм, возрождение которого пришлось на последнюю треть XIX века. Придя к убеждению в "бесплодности" идеализма, Авенариус счел материализм тоже недостаточным и выступил с идеей "третьего" пути в философии, который поможет уйти от старых метафизических дихотомий и проблем. Главная метафизическая ошибка идеализма и материализма, по мнению Авенариуса, заключается в удвоении мира посредством проекции восприятий вовне сознания или интроекции восприятий, мыслей вовнутрь. А это противовречит принципу наименьшей траты сил, который Авенариус рассматривал как основополагающий принцип познания.

Выделяя основные аспекты философии Авенариуса, отметим следующее. Авенариус именовал собственную философскую позицию "эмпириокритицизмом" – "надпартийным" философским подходом, критически рассматривающим все, якобы проверенные, истины. Целью Авенариуса являлась разработка философии как строгой науки наподобие позитивных природоведческих дисциплин. Согласно его мысли, "любая область нашей среды устроена так, что индивиды на определенном этапе познания говорят: "Это следует проверить". Если же "среда – предпосылка утверждения, то последнее полагается как опыт". Содержанием утверждения в таком контексте выступает "испытанное". Критикуя "чистый опыт", Авенариус призывает вернуться к "естественному понятию мира", постулирующему существование индивидов, элементов окружающей среды, а также – множественность актуальных отношений между всеми ними ("закон жизненного ряда").

По версии Авенариуса, содержание опыта "естественного понятия мира" включает в себя то, что есть данное из меня, из соответствующей среды и из зависимостей между фрагментами опыта. Сопряженная же с данным опытом гипотеза наделяет движения моих близких определенным значением – точнее, трактует их (движения) как высказывания. Это у Авенариуса – "основное эмпириокритическое допущение принципиального человеческого равенства". Началом исследования, его исходным пунктом, философ именует "ближнего", "не затронутого никакой – ни дикой, ни цивилизованной философией". Под опытом подразумеваются лишь мысли, находимые ближним данными, но лишь "такими, какими он находит их данными". Поэтому естественное понятие о мире, согласно Авенариусу, искажается интроекцией – истинным бичом. Свою, нетрадиционную, трактовку интроекции Рихард Авенариус обозначил так: "В то время как я оставляю дерево предо мною, как виденное, в том же самом отношении ко мне, в каком оно найдено, как данное, – господствующая же психология вкладывает дерево, как "виденное", в человека (т.е. в его мозг). Это вкладывание "виденного" внутрь и т.д. в человека и есть то, что мы обозначаем словом интроекция". Он разработал учение об "эмпириокритической принципиальной координации", уловив потребность естествознания в философском обосновании новых научных картин исследуемой реальности, идеалов и норм теоретического объяснения.

По замыслу Авенариуса, учение о "принципиальной координации" должно было открыть возможность для преодоления дуализма физического и психического, отрыва наук о природе от наук о человеке, раскрыть эффект воздействия познавательных субъекта, средств наблюдения и т.п. на образ исследуемого объекта. По мнению Авенариуса, индивид и среда противопоставлены, но они оба как реальности принадлежат одному опыту – то, что описывает критик, суть интеракция или взаимодействие среды и нервной системы индивида. "Исходный ближний" и "близкий ближний", по схеме Авенариуса, принимают некоторую составную часть окружающей среды за количественно единую для них обоих и называют ее "киноварью". Как писал философ: "Я называю человеческого индивидуума, как (относительно) постоянного члена некоторой эмпириокритической принципиальной координации, центральным членом последней; а составную часть окружающей среды – безразлично, будет ли она опять–таки человеком или деревом, – называю противоположным членом... Некоторая же составная часть моей окружающей среды – ближний – есть центральный член некоторой принципиальной эмпириокритической координации". Различие между физическим и психическим оказывалось не принципиальным. Познание, в конечном счете, может интерпретироваться как адаптационный процесс биологического порядка, как процедура "восстановления равновесия", как субъективная окраска элементов среды. Наше "Я", согласно Авенариусу, отнюдь не наделено категориальными структурами (в отличие от мнения Канта): комплекс наших представлений суть результат нашей успешной адаптации к среде. Основанием адекватного теоретического объяснения Авенариус считал принцип "экономии мышления", обусловленный: а) природой мышления как продукта прогрессивного приспособления к среде ("мышление как максимальный результат при наименьшей мере силы"); б) функцией философии как "критики чистого опыта" – элиминирование из культурной сферы излишних ее фрагментов типа материализма или спиритуализма. Исходный принцип учения Авенариуса – нерасторжимое единство "системы С" или центрального члена, и "системы R" или противочлена, т.е. субъекта и объекта ("без субъекта нет объекта и без объекта нет субъекта").

Общее понятие, под которое, согласно Авенариусу, можно подвести все сущее и которое не может быть подведено ни под какое другое более общее понятие – это "ощущение". В картине мира понятию ощущения Авенариус отводил ключевую роль. Его учение о "принципиальной координации" не смогло войти в теоретическое основание естественных наук того времени, поскольку не признавало независимого существования объективной реальности, а также излагалось (как и вся философия Авенариуса) избыточно тяжеловесным и запутанным языком. Мах предлагал даже создать специальный толковый словарь философии Авенариуса.

Подводя итог всему вышесказанному, надо отметить, что эмпириокритицизм явился важной вехой в развитии западной и русской философии. Он оказал прямое влияние на возникновение следующей стадии позитивизма — логического позитивизма, также он сыграл свою роль в общем "феноменологическом повороте" всей западной философии. Кроме того, необходимо отметить значительное влияние эмпириокритицизма на философские воззрения многих крупных физиков начала XX в.

1 Позитивизм (лат. positivus — положительный) — философское направление, оформившееся в 30–х годах XIX в., основными тезисами которого было неприятие "метафизики", традиционных вопросов о бытии, о сущем, о свободе и т.п., сведение философии к науке, отождествления познания с наукой и т.д.

2 По целям эта теория является продолжением "поиска очевидности" (картезианская тенденция).

3 Согласно концепции Р. Декарта существует две независимые субстанции — "мыслящая" ("res cogitans") и "протяженная ("res extensa").

4 Тоже содержание Авенариус выражает в "принципе наименьшей траты сил".

5 В. И. Ленин подверг резкой критике Маха, его претензии на роль "философии современного естествознания" и попытку занять "надпартийную" позицию в философии по отношению к материализму и идеализму.

6 По Маху, комплексы ощущений делятся на 3 вида: вещи, комплексы ощущений нашего тела и воспоминания, мышления.

7 Огюст Конт (1798–1857) — французский философ, родоначальник позитивизма. Важным местом в доктрине Конта было подчеркивание методологического единства знания, из чего вытекала необходимость распространения методов физики и астрономии на сферу общественной жизни и морали.

8 Кумулятивизм (лат. cumulatio — увеличение, накопление) — непрерывность роста науки, постоянное накопление, прибавление знания.

Список литературы

  1. Гриненко Г.В. История философии: Учебник. — 2–е изд., испр. и доп. — М.: Юрайт–Издат, 2005.
  2. Зотов А.Ф. Современная западная философия. Серия "Классический университетский учебник". Изд. 2–е, допол. — М.: Высшая школа, 2005 г.
  3. История философии: Запад — Россия — Восток. Книга 3–я. — М., 1998.
  4. Краткий философский словарь. Под ред. А.П. Алексеева. Изд–е 2–е, перераб. и доп. — М.: ТК Велби, 2002.
  5. Лесевич В.В. Эмпириокритицизм как единственная научная точка зрения. — Спб., 1909
  6. Мах Э. Анализ ощущений и отношение физического к психическому. — М., 1988.
  7. Философия: Справочник студента / Г.Г. Кириленко, Е.В. Шевцов. — М.: Филологическое общество "Слово": Изд–во АСТ, 2002.
 · 60 · 7 · 18
 Светлана Кабанова 71
Есть что сказать?   Выразите своё мнение к статье!
Написать мнение к статье.
 # 3229  ·  17-02-2014 в 20:56 МСК  ·  ip адрес записан  ·  наверх ↑  ·  написать мнение

Сейчас считается, что многие идеи эмпи риокритицизма лказали лияние на дельнейшее развиезападной философии: постпозитивизи, феноменадихм. Как с этим?


 · 0 · 0
 # 2484  ·  04-11-2013 в 18:59 МСК  ·  ip адрес записан  ·  наверх ↑  ·  написать мнение

Хорошие были ребята, честные, не то что нынешние начетчики.


 · 0 · 0
 # 774  ·  27-03-2013 в 23:53 МСК  ·  ip адрес записан  ·  наверх ↑  ·  написать мнение

класс!!!


 · 2 · 0