ВАШИ СТАТЬИ · 401
Вы присылаете, мы - публикуем!





 /  04 июня 2007 года  /  Литература  /  Кравцова Катрин

Рецензия на работу Хосе Ортега–и–Гассета "Воля к барокко"

Хосе Ортега-и-Гассет – испанский философ, котрого можно назвать одним из самых прозорливых европейских мыслителей XX века. Его художественные очерки обращены не к эрудитам, а к думающему человеку, и требуют от него не соглашаться, а спорить и думать.


Работу этого знаменитого испанского философа можно рассматривать как "пробу пера" в новой  для Хосе Ортеги–и–Гассет области социологии искусства. Возможно, поэтому автор уже в самом начале  своей работы ставит перед читателем огромнейшую проблему, возникающую в связи с обозначенным новым "любопытным симптомом изменения в идеях и чувствах".

Ортегу уже не устраивает состояние так называемой естественности, живущей в царстве искусства вместе с Веласкесом. Конечно, ведь новое время, новые люди и их нравы требуют постоянного движения. И дело, что самое интересное, вовсе не в неправильном, странном стиле барокко. Совсем нет! Главная причина этой тяги современности к постоянному динамизму заключается в веянии времен, теперь барочный стиль дает полное удовлетворение. Никого уже не устраивает роман! Ведь это "позиция детерминизма". Автора лишь устраивает творчество Стендаля и Достоевского. Читателю невольно приходится с этим соглашаться. Создателю "Идиота" стоит отдать должное за точное воспроизведение человеческих душевных переживаний и за невообразимый в романе динамизм.

Тут же Ортега проводит безупречную параллель от искусства романа к живописи. Сравнивая творчество "неподвижного" Веласкеса с жестами изумительного Эль Греко, тончайший философ, возвышая картины второго, ничуть не унижает произведений первого. По мнению автора, и естественный Веласкес, и "суровый критянин" достойны похвалы и внимания. Но в связи с возникновением нового направления эстетических вкусов зритель тянется ко всему живому, дышащему и непонятному. То самое насильственное, неотъемлемое для барокко, в полной мере присутствует в работах Эль Греко. "Подлинная бархатная материя и атлас – протоплазма" остаются все же по другую сторону восхищения.

В конце концов, автор в своей небольшой, но глубокой работе приводит своего рода заключение–вердикт: "Новое восприятие жаждет в искусстве и в жизни восхитительно жеста, передающего движение". Таким образом, на тот вопрос, что был поставлен вначале читателю "в лоб", сам Ортега дает пусть не полный, но достойный ответ.

Еще со времен Микеланджело динамичная живопись приобретала все новых и новых поклонников, спустя годы его последователи доказали, что жесты стоят превыше всего и (если говорить словами философа) не менее ценны, чем картины статичные. И романы, и живопись требуют форм "стремительной спирали", эллипса или буквы "S".

Закон "поспали – теперь можно и поесть, поели – теперь можно и поспать" уже не действует! И автор в полной мере призывает читателя окунуться в мир движения и отринуться от обыденной статичности.   

 · 10 · 1 · 6
 Кравцова Катрин 4
Есть что сказать?   Выразите своё мнение к статье!
Написать мнение к статье.