ВАШИ СТАТЬИ · 399
Вы присылаете, мы - публикуем!





 /  25 июля 2010 года  /  Литература  /  Татьяна Мохова

Взрослая маленькая девочка

Швеция. Какие ассоциации приходят вам в голову при упоминании этой северной страны? Безупречное социальное обеспечение? Государство всеобщего благоденствия? А быть может, вы со вздохом вспомните о самой высокой налоговой ставке в мире? Мне остается только догадываться о ваших ответах, но я готова озвучить свой: олицетворением Швеции с самого детства для меня стала знаменитая детская писательница Астрид Линдгрен. Её непревзойдённые, непосредственные герои, полные оригинальности, остроумия и чувства собственного достоинства, стали для меня в какой-то степени и отражением того самого знаменитого, хваленого скандинавского демократизма.


Всё-таки что и говорить: литература, а особенно детская литература способна, как ничто другое, отразить особенности образа жизни той или иной страны. Хотя я не думаю, что Линдгрен, погружаясь в творчество, преследовала именно эту цель - ведь она, подобно всем своим знаменитым героям, была глубоким индивидуалистом. Но всё-таки демократизма и свободолюбия в её сказках действительно предостаточно.

Астрид Линдгрен написала множество замечательных произведений для детей. Но эту статью мне бы хотелось посвятить одной из самых ярких, самобытных и известных героинь её сказочного мира – Пеппилотте-Виктуалии-Рульгардине-Крусмюнте Эфраимсдоттер Длинныйчулок, а попросту Пеппи.

«Пеппи Длинныйчулок» - первая сказка, которая принесла Астрид Линдгрен мировую известность. Несмотря на этот факт, при внимательном анализе характера главной героини очевидно, что Пеппи всё-таки заметно «переросла» детскость большинства последующих героев сказок шведской писательницы. Жизнерадостная девочка с золотыми косичками – это законченный художественный образ, далёкий от прямолинейного толкования, а именно этой участи часто подвержены сказочные персонажи, ведь, как правило, в героях сказок гиперболизируется какая-то одна черта их характера, будь то смелость, находчивость, доброта и т.д. Пеппи Длинныйчулок далека от однозначности, потому что характер девочки совсем не так прост, как может показаться с первого взгляда. На последних же страницах сказки к её свободолюбивому и беззаботному образу примешивается даже оттенок некоторой меланхоличной таинственности, что и делает эту героиню такой интересной и немного загадочной для читателя. Но давайте разберёмся по порядку, кто же такая эта маленькая, хитроумная и весёлая Пеппи.

Конечно, для всех читателей Пеппи в первую очередь - это воплощение безудержного веселья и беззаботности. «По мне, эти полицейские вовсе не экстракласс! Нет уж! Слишком много они болтали о детском доме, и о помножении, и о Лиссабоне»,1 - восклицает она в первый же день знакомства с полицейскими, сразу после увлекательной погони по крышам домов, и мы понимаем, что нет, наверное, такой вещи, которая бы по-настоящему огорчила эту активную девочку. В первый же день появления в маленьком провинциальном городе, вопреки преследованиям со стороны ревнителей городского порядка, жизнерадостная Пеппи приносит с собой радость, которую, кроме всего прочего, и щедро дарит окружающим (тем более для замороженного от скуки города такие меры были совсем не лишними). Астрид Линдгрен с иронией описывает нам типичных маленьких жителей невеселого местечка – «Это были двое исключительно добрых, хорошо воспитанных и послушных детей» (о Томми и Аннике).

Пеппи представляет собой разительный контраст с «хорошо воспитанными и послушными» Томми и Анникой, потому что под «воспитанностью» в этом городе подразумевается большей частью покорность перед взрослыми «авторитетами». Пеппи же и в голову не приходит бояться кого бы то ни было и тем более потакать чьим-либо интересам – она воплощение свободы и индивидуализма. Эта девочка до неприличия независима, что, кстати сказать, послужило причиной споров среди литературных рецензентов. Астрид критиковали за то, что она дала ребёнку много свободы, слишком, слишком много свободы…Но, на самом деле, самостоятельность Пеппи – это попытка показать, до какого уровня самосознания может дойти ребёнок, приученный (как ни странно для воспитателей!) к свободе с самого рождения. Запуганные и забитые Томми и Анника, при встрече с наполненной жизнерадостностью и оптимизмом Пеппи поражают своей апатичностью. «Кто же говорит тебе по вечерам, когда тебе нужно ложиться спать, или что-нибудь в этом роде?», - спрашивает Анника Шеппи, узнав, что у новой соседки нет родителей. Ничего удивительного, что в глазах таких пока ещё слишком маленьких ребят родители выглядят суровыми воспитателями, в отличие от Пеппи, которая вспоминает о своём отце всегда с радостью и весельем. А при долгожданной встрече девочки и объявившегося папаши (он плавал по морям-океанам, пока его дочурка вела уединённый образ жизни) оба на седьмом небе от счастья, и никаких наставлений отец дочери не даёт, потому что он тоже, прямо скажем, примерным мальчиком не является. Кроме того, для Пеппи в жизни не существует преград и социальных барьеров, потому что и с взрослыми, и с детьми она общается одинаково непринуждённо и естественно - ну, может, только иногда слегка перегнёт палку.

Неугомонная девочка в каждой новой законченной истории, из которых состоит вся сказка, придумывает всё новые и новые способы веселья и «дуракаваляния», но на самой глубине кажется, что Пеппи как будто играет в детство, а не по-настоящему живёт в нём. Посмотрите сами. По умственному развитию эта 8-летняя девица явно превосходит окружающих сверстников, и это очевидно в её ироничных замечаниях по поводу школьной зубрёжки, снобизма воспитателей и т.д. и т.п. Вообще, книга просто искрится от её остроумия. Причём, в этих забавных фразочках есть не только превосходный фарс («Знаешь, я сношу дома раз в неделю. Но только не по пятницам. Потому что в этот день я занимаюсь недельной уборкой. В пятницу убираю пыль пылесосом, а в субботу сношу дом. Всему своё время».), но и лёгкие намёки на некоторую абсурдность окружающего мира, что даёт основания рассматривать образ маленькой наблюдательной девочки и в социальном аспекте, хотя Пеппи, естественно, не страдает и не жалуется, потому что она вечный шутник - беззаботный, но справедливый. Ну как, например, не посмеяться, но вместе с тем и не задуматься над такими словами весёлой «разбойницы»: (в кассе цирка), «А слушать тоже стоит денег или это бесплатно?»; «Для детей лучше всего жить по заведённому порядку. Но только лучше, чтобы порядок завели они сами». «А на что мне эта бумажка? Можешь взять её себе и завернуть в неё селёдку, если хочешь», - смеётся она над сердитым директором цирка, предлагающем ей деньги за победу над силачом Адольфом. Понятно, что обычный маленький ребёнок вряд ли сможет так тонко шутить.

Но Пеппи не только насмехается над миром злых и алчных взрослых, но и постоянно намеренно провоцирует, играет с привычными представлениями и предрассудками. Кажется, что проницательная и хитрая девчонка как будто испытывает характеры людей, часто ставя их в непривычные, а порой и комичные ситуации: «Что же, теперь люби должны сами себе носить письма? Для чего тогда почтальоны?..Нет уж, мой мальчик, если ты будешь так работать, то никогда не станешь начальником почты, уж поверь мне!», - говорит Пеппи изумлённому почтальону, когда тот отказался доставлять ей её же собственное письмо. «Если у вас появится мазь, от которой веснушек будет ещё больше, пришлите мне домой восемь банок!», - с обезоруживающей непосредственностью заявляет она продавцу в магазине. «Умеет кто-нибудь из вас танцевать шоттис?» - а с этим вопросом Пеппи встречает изумлённых грабителей в собственном доме, которых потом одаривает двумя золотыми монетками за «компанию» в любимых ею танцах, и этим обнаруживает ещё одну свою характернейшую черту: Пеппи по-настоящему добра. И не скупится она как на душевное тепло, так и на золото.

Маленькая девочка, к всеобщей радости, всегда выходит победителем в схватке с попадающимися ей на пути недоброжелательными взрослыми, благодаря своей силе и восхитительному чувству юмора. Причём, силе как в прямом, так и в переносном смысле этого слова. Девочка в самые критические ситуации побеждает, благодаря своей невероятной физической мощи (она же по задумке самая сильная в мире!), которую она, впрочем, не спешит сразу показать. Это уже, как говорится, когда совсем доведут. Но если почитать внимательно, то становится понятно, что Пеппи Длинныйчулок – это человек с настоящей силой воли. Посмотрите, как всегда показаны дети-сироты, будь то в сказках, будь то в других жанрах литературы. Как правило, это очень добрые, очень правильные, очень послушные, но бесконечно несчастные и удрученные дети, которых, конечно, можно понять. Но как показана Пеппи! Она оптимистка. Оптимистка даже в вопросах смерти. И в этом её, не побоюсь этого слова, величие – она сильна, потому что она никогда не ноет, а смеётся над всем на свете. Плеснув молоко в ухо «от глухоты», она поясняет тёте Лауре столь странное поведение так: «Может, ещё буду глохнуть», но делает всё это с таким непреходящим оптимизмом, с таким весельем, что ты что-то слабо веришь в такой исход. Пеппи уверенна и знает себе цену, ей ничего не стоит поставить на место наглеца: в третьей части сказки непрошеный гость в городе, самоуверенный спекулянт вознамерился купить одинокий домик Пеппи, и он, конечно, и не подозревал, что хозяйкой виллы может быть такая маленькая девочка. Не чувствуя угрызений совести, сей надменный господин бесцеремонно спросил Пеппи: «Ты знаешь, что общего между тобой и только что зажжённой спичкой? Видишь ли, у вас обоих верхушка горит!» Ответ не заставил себя ждать: «А знаешь, чем мы с тобой похожи? У нас у обоих здоровенные рожи, кроме меня». Пеппи никогда не растеряется и даст всем по заслугам.

В детстве одним из моих любимейших эпизодов в книге была потрясающая по своей одновременно и серьёзности, и комичности сцена раздачи детям «подарков» от грозной фрёкен Русенблум. Астрид Линдгрен показала, насколько жестоким может быть отношение к детям: часто за незнание незначительного факта (как, например, количество зубов у лошади) школьники могли быть с позором наказаны. Детей приучали к бессмысленной, гадкой зубрёжке и ещё более отвратительной покорности перед школьными мучителями. Протест не мог сорваться с уст Томми и Анники – конечно, только проницательная Пеппи смогла почувствовать всю затхлость подобной системы, и в разговоре с безжалостной фрёкен она опять проявила свой незаурядный, свободолюбивый характер:

«Секретари записали имя Пиппи, потом её взвесили, чтобы определить, не нуждается ли она в супе. Но оказалось, что она весит на два кило больше нормы.

- Супа ты не получишь, - строго сказала фрёкен Русенблум.

-Везёт же мне иногда! – воскликнула Пиппи. – Теперь бы мне только как-нибудь обойтись без лифчиков и фуфаек, тогда можно будет отдышаться». Такого ответа Русенблум точно не ожидала!

В начале статьи я обмолвилась о том, что «Пеппи Длинныйчулок» - это сказка с загадочной концовкой. Пришло время подробнее поговорить об этом.

На мой взгляд, образ Пеппи сочетает в себе веселье и меланхолию. Конечно, детская радость Пеппи, её изощрённые чудачества лежат на поверхности, и именно поэтому увидеть второй план в повествовании не так просто. Я бы о нём и не задумывалась, наверное, если бы не последняя глава книги, которая явно отличается от всего написанного ранее.

Здесь Пеппи впервые говорит о том, что ей нравится не всё в мире взрослых: то, что звучало как шутка, как издевательство или розыгрыш, теперь окрашивается в серьёзные тона, и читателю становится по-настоящему грустно, когда Пеппи в разговоре с Томми и Анникой произносит: «Взрослым никогда не бывает весело… И ещё они напичканы предрассудками и всякой ерундой». Желая всегда оставаться ребёнком, Пеппи как будто в порыве отчаяния выдумывает «волшебную» пилюлю от зрелости и торжественно вместе со своими друзьями произносит заклинание, позволяющее им навсегда остаться детьми. А когда тем не менее счастливые Томми и Анника возвращаются к себе домой и, посмотрев в окно, видят мечтательную фигурку своей любимой подруги, Пеппи, вопреки их ожиданиям, не смотрит вслед, а, сидя за столом перед догорающей свечой, сосредоточенно погружается в свои мысли… Кто знает, о чём они?

«Но Пиппи смотрела прямо перед собой мечтательными глазами.
А потом она погасила свечу».

Мне кажется, что свеча здесь своего рода символ, ведь невозможно не заметить и изменение пафоса повествования (искрящийся, комический, беззаботный рассказ превратился в задумчивый и мечтательный), и намеренного подчёркивания этой детали. Символ, как известно, многозначен, поэтому в этой свече каждый читатель может найти свой смысл. Неопределённость символа, который не устанавливает, а лишь намекает на значение той или иной вещи или явления, и придаёт сказке в самом конце некоторую загадочность. Пеппи погасила свечу: она поняла, что её беззаботное детство заканчивается или остро осознала, что в глубине души она бесконечно одинока? Каждый читатель решит сам...

Но тем не менее, несмотря на грустную тональность последних строк, в целом сказку «Пеппи Длинныйчулок» можно ассоциировать только с настоящей радостью и весельем. А этот последний печальный аккорд лишь доказывает, насколько сказка не похожа на всё, что было написано для детей раньше. Это искреннее, весёлое и непосредственное повествование, лишённое какого бы то ни было заигрывания с детьми. Спасибо Астрид Линдгрен за такие чудесные сказки!


1 Здесь и далее цитаты по изданию: Линдгрен А. Пеппи Длинныйчулок. – Петрозаводск.: Карелия, 1993.


Ссылки на источники фотоматериалов, в порядке использования в статье:

  1. http://www.snob.ru/selected/entry/10974?page=1
  2. http://www.scandinavia.ge/2009_11_01_archive.html
 · 36 · 1 · 6
 Татьяна Мохова 6
Есть что сказать?   Выразите своё мнение к статье!
Написать мнение к статье.
 # 3840  ·  сообщение написано 20-05-2014 в 20:49  ·  ip адрес записан  ·  наверх ↑  ·  написать мнение

я думала что тутт будут характеритики томми и анники...=(


 · 1 · 5
 # 3822  ·  сообщение написано 17-05-2014 в 15:38  ·  ip адрес записан  ·  наверх ↑  ·  написать мнение

хорошо


 · 2 · 2
 # 1059  ·  сообщение написано 24-04-2013 в 21:30  ·  ip адрес записан  ·  наверх ↑  ·  написать мнение

круто


 · 9 · 2