ВАШИ СТАТЬИ · 400
Вы присылаете, мы - публикуем!





 /  4 июня 2007 года  /  Литература  /  Кравцова Катрин

Рецензия на произведение Шарля Бодлера "Поэма гашиша"

"Поэма гашиша" (1858) – классическое эссе Шарля Бодлера, посвященное психотропному воздействию каннабиноидов. Обобщая опыт своего участия в "Клубе ассасинов", Бодлер описывает технологию производства гашишного масла, приводит довольно подробную рецептуру Давамеска, дает реалистичный обзор основных эффектов, возникающих при его пероральном употреблении, и оценивает рекреационное употребление каннабиноидов с точки зрения современной нравственности.


Поначалу, взглянув на название этого произведения, я подумала, что передо мной этакий хвалебный опус, прославляющий пристрастие к легким видам наркотического опьянения. Все–таки как никак, а "Поэма". Высоко и пафосно звучит! И автор, не смущаясь, тут же дал точное определение того самого средства достижения того самого наркотического опьянения – гашиш. "Поэма гашиша"… Вот и все!  Понятно сразу, что Бодлер сам, испытав все прелести этого вещества на своей  шкуре, решил поделиться опытом и, так сказать, дать пару советов начинающим. Ну да, ведь на дворе 19 век, гашиш пришел в Европу, но вот для чего… Об этом и поведает автор…

НО! Буквально с первых строк понимаешь, что мысль автора совершенно противоположна, обратна той, которая подразумевает хорошее и только хорошее под видом такой гадости как гашиш. Свой труд Бодлер посвящает женщине – "самому естественному источнику самых естественных наслаждений". Уже отсюда следует параллель с неестественностью, "искусственностью" тех наслаждений, которые человек испытывает от связи с гашишем.

Автор в противовес ожидаемым фантастически–ирреальным эффектам от растительного наркотика приводит такой весомый чудо–аргумент как сон. Вся "Поэма" просто насквозь пропитана вкусом, запахом и ощущением гашиша. Но к тому же используется частая антитеза "естественное–искусственное". Благодаря чему, мгновенно ощущается наименьшая значимость наркотика для человека в обыденной жизни. Бодлер утверждает, что в гашише нет ничего примечательного и исключительного, нет ничего такого, что действительно позволило бы получать тот максимум наслаждения, тот высший эфемерный экстаз, о котором мечтают многие. По сути, в нем содержится лишь яркая действительность. Более того, создатель "Поэмы" смеет психологически–тонко унизить человека, употребляющего гашиш. "Он порабощен, но, к несчастью, порабощен самим собою, той частью своего "я"", которая господствовала в нем; он хотел сделаться ангелом, а стал зверем". И вправду, что не сделает такой человек ради получения СВОЕГО лишь удовольствия…

С иронией Бодлер отправляет в путешествие по новозаветным наркоманским канонам человека в этой деятельности неумелого и неопытного. Тут открывается книга поучений и наставлений… Здесь он вскользь упоминает о будущей каре, отдавая предпочтение перечислениям способов достижения должного эффекта. Подбадривая советами и описанием умопомрачительных признаков опьянения, Бодлер затем подряд передает три истории совершенно разных людей, "бывалых в океане этой невиданной радости". Но истории эти схожи в одном – гашиш завладел этими людьми и не выпускает из своих сетей никого… Автор восклицает слова из Евангелия: "Горе приносящему соблазн!" В этом все… С этого момента сопровождающий новичка по чащам наркотического дурмана предостерегает: "Прежде всего, вы должны знать, что этот проклятый гашиш – крайне коварное вещество; иногда вам кажется, что вы уже освободились от действия яда, но это самообман". Это заявление настораживает. Зачем стремиться к высшему удовольствию во вред себе? Ведь после этого начинаются дикие последствия опьянения. "Ваши слабые ноги едва держат вас, и вы ежеминутно боитесь разбиться как хрупкий предмет". "Ну и что? – скажет новичок –  Все равно это стоит того!" И тут же Бодлер дает сокрушительный отпор: "Это наказание за ту беззаботную расточительность, с которой вы расходовали вашу нервную энергию. Вы развеяли на все четыре стороны вашу индивидуальность – и сколько усилий должны вы употребить теперь, чтобы вновь собрать и сосредоточить её!" Веский, наиболее веский аргумент! Браво, командир, браво, сопровождающий! Задета индивидуальность, задето само "я", неприкосновенное и такое уязвимое! "Человек–Бог" – миф, созданный опиоманами. Нет его! Смеется автор. Для него гашиш – это "необузданный демон". Какой Бог будет жить в ладу с сатаной? Человек захотел стать Богом, но пал ниже самого дьявола. Теперь – "это душа, продающая себя в розницу". Прав! Чертовски прав догадливый Бодлер. "Гашиш, как все одинокие наслаждения, делает личность бесполезной для общества, а общество лишним для нее". Для такого человека есть только "я" и само средство наивысшего наслаждения.

В довершении, после многочисленных ударов в спины любителей легких наркотиков, автор  задается вопросом, может ли человек извлечь из гашиша большие духовные преимущества, воспользоваться им, как мыслительным механизмом, как ценным инструментом, ну, например, на пути к славе великого писателя или художника. И тут же выкладывается сокрушительный ответ: "Всякая привычка скоро превращается в необходимость. Кто прибегает к яду, чтобы мыслить, вскоре не может мыслить без яда". Вызов брошен и настоящим и будущим  поколениям. Резко, точно и аргументировано Шарль Бодлер выступает против таких "творцов", "мыслителей" и прочее. Для него такие люди просто самоубийцы, медленно вонзающие в себя "всегда отточенное и всегда окровавленное смертоносное оружие" – гашиш.

И ни один разумный человек не посмеет ему возразить!

 Кравцова Катрин 4
Есть что сказать?   Выразите своё мнение к статье!
Написать мнение к статье.
 # 5475  ·  13-04-2015 в 17:50 МСК  ·  ip адрес записан  ·  наверх ↑  ·  написать мнение

Скатнское произведение {#}



Читайте также:

  • Горе от ума, или Почему мы тупеем
    Россия – в прошлом самая читающая нация в мире – падает в духовном плане на дно. Печальные цифры лишь подтверждают этот факт: процент читающей молодежи упал до 18% и, по прогнозам, будет все уменьшаться.
  • Николай Степанович Гумилев. Жизнь и творчество
    Жизнь и творчество известного русского поэта Николая Степановича Гумилева протекали в непростых исторических и социальных условиях. Будучи представителем литературного течения акмеизма, Гумилев выпустил несколько сборников стихотворений, самые известные из которых "Путь конквистадоров, "Романтическое цветы, "Жемчужина, "Чужое небо, "Колчан, "Костери "Огненный столпвошли в сокровищницу "серебряного века"
  • Рецензия на произведение Шарля Бодлера "Вино и гашиш как средства для расширения человеческой личности"
    Известному французскому поэту Шарлю Бодлеру принадлежит одно из наиболее внятных описаний воздействия гашиша на человеческий организм, которое на долгие годы стало эталоном для всех, кто писал о психотропных продуктах из конопли. Бодлер считал воздействие вина и гашиша интересным, но неприемлемым для творческой личности. В своих статьях он выступает как объективный наблюдатель, не преувеличивая психотропные эффекты гашиша и не впадая в излишнее морализаторство, поэтому и неутешительные выводы, которые он делает из своего опыта, воспринимаются с определенной долей доверия.
  • Осип Эмильевич Мандельштам. Жизнь и творчество
    Особенно интересна и одновременно сложна для восприятия интеллектуальная и философская поэзия акмеиста Осипа Эмильевича Мандельштама. В статье рассмотрены становления поэта, акмеистический период его творчества, сборники "Камень", "Tristia", "Вторая книга", прозаическая книга "Разговор о Данте", московский и воронежский циклы стихов.
  • Рецензия на статью Хосе Ортега–и–Гассета "Адам в раю"
    Статья "Адам в раю" написана в мае–августе 1910 году и включена автором в состав сборника "Люди, творения, вещи" (1916). В этой работе впервые очерчен контур философии Ортеги. Идея Адама в раю, то есть первого человека, вброшенного в мир, является метафорическим образом концепции "радикальной реальности", развернутой в "Размышлениях о "Дон Кихоте". В данном контексте у метафоры были преимущества перед концепцией, поскольку здесь мир представал не как "вещь", а как "сценарий" жизни, которую, согласно Ортеге, необходимо рассматривать как трагедию или драму. (Из комментария к статье "Адам в раю" Хосе Ортега–и–Гассет)