ВАШИ СТАТЬИ · 400
Вы присылаете, мы - публикуем!





 /  27 апреля 2009 года  /  Музыка  /  Татьяна Мохова

Душа норвежского романтизма, или Эдвард Григ

Есть люди, имена которых неизменно будут вызывать ассоциации с культурой и своеобразием их родной страны, люди, чьё творчество пронизано духом национального своеобразия. Когда мы вспоминаем о Норвегии, то, наверное, таким человеком будет Эдвард Григ – знаменитый норвежский композитор, вложивший в свою неповторимую музыку всю любовь и упоение родным краем.


Эдвард Григ родился 15 июня 1843-го года в Бергене – втором по величине городе Норвегии. Любовь к музыке у будущего композитора пробудилась в очень юном возрасте – в 4 года Григ уже мог играть на пианино, в 12 пробовал сочинять свою собственную музыку.

Как часто случается с гениальными людьми, Григ был не особо прилежен в учении, повседневные занятия в школе (и даже уроки музыки!) его очень тяготили, поэтому мальчику приходилось проявлять изобретательность и придумывать всевозможные отговорки, только бы туда не ходить. Это его желание вполне можно понять, принимая во внимание тот факт, что школьный учитель раскритиковал в пух и прах первые композиторские опыты 12-летнего Эдварда Грига, озаглавленные «Вариации на немецкую тему Эдварда Грига ор. № 1». Учитель, посмотрев на них, дал будущему композитору следующее наставление: «В другой раз приноси немецкий словарь, а эту ерунду оставь дома!». Понятно, что после такого «пожелания» стремления ходить в школу у Грига не прибавилось.

Ну а полностью восстановить музыкальную самооценку молодому музыканту помог друг семьи – норвежский композитор Оле Булл. «Норвежский Паганини», как называли Булла, сыграл огромную роль в творческом самоопределении Грига, так как именно он, послушав фортепианные импровизации мальчика, настоятельно посоветовал ему поехать учиться музыке в Лейпциге. Так Григ и сделал в 1858-ом году.

Годы обучения в Лейпцигской консерватории были в целом счастливым временем для норвежца, хотя поначалу рутина и некоторая схоластичность обучения мучили его и здесь. Но сама атмосфера Лейпцига – города великих музыкантов, бурная концертная жизнь заставляли Грига забывать обо всём, кроме музыки, и всё более совершенствовать свой талант.

Григ заканчивает консерваторию с отличными оценками и возвращается в Берген, откуда вскоре уезжает в Копенгаген (несмотря на всю горячую любовь к родному краю, композитор не видел в достаточно провинциальном Бергене широкого поля для развития своей деятельности).

Именно «датский» период жизни Грига (1863-1866 гг.) ознаменовался пробуждением у композитора сильной любви к норвежскому национальному эпосу и фольклору. Впоследствии это стремление привнести почти в каждое музыкальное произведение частичку норвежской самобытности, скандинавской романтики станет отличительной чертой музыки Грига, «визитной карточкой» его произведений. Вот как говорил тогда сам композитор: «У меня точно глаза раскрылись! Я внезапно постиг всю глубину, всю ширину и мощь тех далеких перспектив, о которых не имел до того понятия; тут лишь я понял величие норвежского народного творчества и собственное мое призвание и натуру» 1.

На деле эта любовь вылилась в создание Григом совместно с еще одним молодым норвежским композитором Рикардом Нурдроком музыкального общества «Эвтерпа» (в древнегреческой мифологии это муза лирической поэзии и музыки). Целью «Эвтерпы» была пропаганда и «продвижение» музыкальных произведений скандинавских композиторов.

В эти годы Григ написал «Юморески», «Поэтические картинки», сонату для фортепиано, первую скрипичную сонату. Почти все эти произведения пронизаны норвежским народным духом.

То же можно сказать и о композиции «Марш троллей». Несмотря на название, предвещающее, казалось бы, столкновение с чем-то не очень приятным и красивым, мелодия звучит удивительно легко и даже радостно. Хотя, как это часто бывает у Грига, здесь присутствуют и нотки какой-то затаённой меланхолии, которые «прорываются» с удвоенной силой в центральной лирической теме композиции.

В 1867-ом году Григ женится на Нине Хагеруп. Вскоре молодая чета отправляется вместе на гастроли по Европе (Нина исполняла романсы мужа), но, к сожалению, настоящее мировое признание пока обходило стороной Грига.

Знаменитый фортепианный концерт ля-минор, который считается одним из самых значительных и гениальных музыкальных произведений этого жанра, пробудил ещё больший интерес к музыке норвежца, а впоследствии принёс ему мировую славу. Также известно, что концерт получил очень высокую оценку Ференца Листа.

В 1872-ом году Григ пишет свою главную на тот момент пьесу «Сигурд Крестоносец». На музыканта неожиданно свалилась слава, к приходу которой он был не очень-то подготовлен, поэтому Григ тут же решает скрыться в Бергене – подальше от столичной шумихи и ненужных разговоров.

Именно в Бергене, на своей духовной родине, Эдвард Григ пишет, пожалуй, главное сочинение своей музыкальной жизни – сюиту к драме Ибсена «Пер Гюнт». Местечко своего уединения Григ назвал «Тролльхауген» («холм троллей»). Видимо, увлечение норвежским фольклором проникло в само подсознание гениального норвежца! Но место было действительно очень живописным: дом располагался в горах, поблизости красовались знаменитые норвежские фьорды! Григ не просто любил природу, он находил в ней живительные силы для творчества, наедине с ней восстанавливал свой дух и оживал как человек и как творец. В его записках, письмах мы встречаем множество упоминаний о красоте окружавшей его местности, писатель искренне восхищался норвежскими горами, где приходят «исцеление и новая жизненная энергия». Поэтому уединение в «Тролльхаугене» было так важно для восстановления творческих сил гениального музыканта.

С 1878-го года Григ выходит из затворничества и активно гастролирует, посещает с концертами Францию, Германию, Англию, Австрию и другие страны Европы. В эти годы композитор продолжает писать цикл «Лирических пьес», а также «Норвежские народные мелодии» - 19 жанровых зарисовок, поэтических картинок природы и лирических высказываний, проникнутых патриотическим духом. Последнее музыкальное произведение Грига «Симфонические танцы» также не разрывает эту добрую традицию обращения к норвежской тематике.

В последние годы жизни Григ поддерживал связи со знаменитыми композиторами того времени (в их числе был Петр Ильич Чайковский), но, несмотря на это, свой «Тролльхауген» он покидал лишь ради турне – светские условности тяготили композитора, ничего не поделаешь!

К сожалению, влажный климат Бергена не мог не сказаться на здоровье музыканта, слабым местом которого ещё со времён обучения в консерватории были лёгкие. В 1907-ом году у него наблюдалось обострение болезни. 4-го сентября того же года великий композитор умер.

Никто, наверное, не будет отрицать, что музыка – это самое «эмоциональное» искусство. Музыка построена на переходах от одного душевного состояния к другому, она скорее играет нашими чувствами, нежели мыслями, и её язык интернационален, то есть понятен каждому. Но когда слушаешь Грига, то понимаешь, что музыканту виртуозно удавалось соединять экспрессию музыкального языка с каким-то эпическим, художественным постижением действительности. Его композиции (в особенности сюита «Пер Гюнт», о которой речь пойдёт далее) – это как будто небольшие полотна, мини-пейзажи - всегда живописные, всегда образные и почти всегда «норвежские». Слушая его произведения, так и хочется написать к ним маленький рассказ, небольшую иллюстрацию, где главным действующим героем будет, наверное, красивая и таинственная северная природа. Одним из ярких примеров такого рода музыки является знаменитый «Норвежский танец», но в большей степени это относится к самому известному произведению гениального норвежца – сюите «Пер Гюнт», написанной специально по просьбе Генриха Ибсена – автора одноимённой пьесы.

Григ пишет музыку к «Пер Гюнту» в течение 1874-го года. Первое представление проходит в Осло в 1876-ом году, когда Григ уже стал очень популярным в Европе. Сюита делится на несколько актов, состоящих из отдельных композиций, которые вполне можно считать самостоятельными произведениями, так как здесь мы не наблюдаем жёсткой структурной связанности частей.

Точное отношение Грига к драме до конца неизвестно: В. Адмони, исследуя творчество Ибсена, утверждал, что «Э. Григ в высшей степени неохотно - по сути дела, только из-за гонорара - согласился написать музыку к пьесе и в течение ряда лет откладывал выполнение своего обещания» 2, в других источниках говорится иначе. Как бы то ни было, эти два произведения с одинаковым названием и сюжетом абсолютно непохожи друг на друга.

«Пер Гюнт» - это история похождений неугомонного норвежского парня, путешествующего без определённой цели и встречающегося с различными препятствиями на своём пути, которые проверяют на прочность его довольно неустойчивую в нравственном отношении натуру. Вся эта история от начала и до конца «приправлена» мифологическим норвежским колоритом – троллями, неизведанными духами, горными королями и т.д. и т.п. Всё это может показаться на первый взгляд романтичным, но парадокс в том, что сам Ибсен вовсе не преследовал этой цели: своим необычным произведением он, наоборот, хотел разорвать все связи с романтизмом. И действительно, персонажи норвежского фольклора у Ибсена не только не «оромантизированы», но и свирепы, страшны, а в некоторых сценах и просто безобразны! Кроме того, в пьесе присутствуют и явно сатирические сцены, которые имели непосредственную историческую подоплёку, поэтому драма Ибсена – это, конечно, не романтизм.

А вот «Пер Гюнт» Грига уже может с полным правом претендовать на это название, потому что все композиции к сюите – это исключительные по своему лиризму произведения, абсолютно лишённые сатирического фона (разве что с натяжкой это можно отнести к композиции четвёртого акта «Арабского танца» (Arabian Dance), но с достаточно большой натяжкой!), и даже тролли Ибсена не страшны, а, скорее, таинственны.

Почти каждая композиция сюиты «Пер Гюнт», наверняка, знакома всем любителям классической музыки, и даже тем, кто себя к таковым не причисляет. Настолько часто эти мелодии звучат в титрах к фильмам, на соревнованиях по фигурному катанию и даже в рекламных роликах. Стоит упомянуть только знаменитейшую мелодию «В пещере горного короля» - мелодию, где Григ гениально изобразил скрытый мистицизм норвежской мифологии. Обаяние этой композиции придаёт необычный темп: начинающаяся сначала медленно, мелодия срывается в престиссимо (самый быстрый темп в музыке). Григ даже отвратительных (у Ибсена) существ в этом маленьком шедевре несколько «возвысил», наделив их какой-то бурной силой и величием. Эта мелодия заслуженно считается одной из самых популярных у Грига. Её используют не только в качестве саундтрэка к фильмам (а таких фильмов не менее девяти), но и как заставку в телепередачах и компьютерных играх. Эта бурная и эмоциональная мелодия «не даёт покоя» и современным музыкальным группам: известно более 5-ти «кавер-версий» «Горного короля», а в 1994-ом году британская хард-рок группа “Rainbow” даже придумала текст к этой мелодии и назвала её также “In the hall of mountain hall”. При всём уважении к музыкантам группы нельзя сказать, что они поставили перед собой задачу, сопоставимую с задачей Грига. В самом начале песни таинственный куплет вокалиста “Rainbow”, взявшего на себя роль горного короля не в полной мере соотносится с музыкальным материалом: всё-таки достаточно «приподнятое настроение» в первой части песни как будто вступает в противоречие со зловещими словами «короля» - “ Mysteries of ages told, stories now will unfold, tales of mystic days of old are hidden in these walls” («Тайны веков рассказаны, истории раскроются, предания старинных мистических дней скрыты в этих стенах»). И именно музыка Грига (хотя стоит отметить, конечно, и выразительный голос Дуги Уайда) создаёт мистическую атмосферу в песне. Интересно и то, что в этой композиции использован также отрывок из «Утра» - ещё одной знаменитой и прекрасной мелодии Грига.

Таким образом, мелодия «В пещере горного короля» уже давно «живёт своей собственной жизнью», и может восприниматься в отрыве от целой сюиты «Пер Гюнт».

Внимательно слушая Грига, начинаешь понимать, что его музыка не содержит в себе какого-то одного законченного настроения – почти в каждой мелодии за радостью скрывается грусть, а за печалью - светлая надежда на счастье.

В «Песни Сольвейг» и «Колыбельной Сольвейг» (заключительном аккорде «Пер Гюнта») печаль и радость удивительным образом переплетены, и абсолютно нельзя сказать, какое же чувство преобладает. Григ мастерски умеет построить это сложное настроение своим музыкальным языком.

Поражают своим драматизмом и острейшим психологизмом композиции «Плач Ингрид» и «Смерть Осе» - наиболее проникновенные эпизоды ибсеновской драмы, так как здесь «нет никакой условной национально-романтической мишуры и решающим оказывается чисто человеческое начало - глубочайшие переживания человеческой души, соотносящиеся с общим фоном пьесы как разительный контраст к нему» 2 (несмотря на то, что эта «национально-романтическая мишура» в пьесе Ибсена, может быть, иногда и не совсем понятна, для сюиты Грига она тем не менее основной материал и источник музыкального вдохновения).

Закончить рассказ о творчестве Грига хотелось ещё одним упоминанием одного из самых романтичных музыкальных произведений композитора. Знаменитое «Утро» из «Пер Гюнта» можно по праву называть самым лиричным и возвышенным моментом сюиты. Даже у Ибсена это описание утра на удивление романтично, что разительно отличается от всех предыдущих и последующих сцен пьесы. Вот как оно изображено у знаменитого драматурга.

Пер Гюнт
(появляется, вырезая дудочку)

Что, в самом деле, за дивный рассвет!
Горло прочистить торопится птаха,
Улитка из домика лезет без страха.
Утро! Прекрасней времени нет!
Всю силу, какая в ней только нашлась,
Природа вложила в утренний час.
В сердце уверенность зреет такая,
Словно сейчас одолею быка я.
Тихо-то как! Превосходство деревни
Было мне раньше понять не дано.
Пусть города громоздятся издревле,
Всякого сброду в них вечно полно.
Глянь-ка, вот ящерица ползет,
Ведать не ведая наших забот.
Истинно, зверь невинен любой!
Он воплощает промысел божий,
То есть живет, на других непохожий,
То есть собой остается, собой,
Обижен ли он иль обласкан судьбой.
(Смотрит в лорнет.)
Жаба. Зарылась себе в песок
Так, что с трудом ее мы находим,
А тоже взирает на мир господень,
Упиваясь собой. Погоди-ка чуток!
(Задумывается.)
Упиваясь? Собой? Это чьи же слова?
И где я читал их во время оно?
Они из молитв? Из притч Соломона?
Проклятье! Слабеет моя голова,
И прошлое я вспоминаю едва.
(Садится в тень.)
Здесь, в холодке, мне будет удобно.
Эти вот корни вроде съедобны.
(Ест.)
Пища пригодна скорей для скота,
"Плоть усмиряй!" - говорят неспроста.
Сказано также: "Умерь гордыню!
Возвысится тот, кто унижен ныне".
(Встревоженно.)
Возвысится! Это и есть мой путь.
И может ли впрямь оно быть по-иному?
Судьба воротит меня к отчему дому,
Позволит все к лучшему обернуть.
Сперва испытанье, потом избавленье.
Лишь дал бы здоровье господь да терпенье!
(Отгоняя черные мысли, закуривает сигару, ложится и смотрит вдаль.)

… а теперь послушайте «Утро» Эдварда Грига, чтобы наглядно понять, в чём отличие художественного слова от языка музыки!

Список использованной литературы:

1 «Музыкальная литература зарубежных стран. Выпуск 5». Изд. «Музыка»; Москва, 1965г.
2 В. Адмони «Генрих Ибсен и его творческий путь»

В статье использованы фотоматериалы с сайта http://ru.wikipedia.org/

 Татьяна Мохова 6
Есть что сказать?   Выразите своё мнение к статье!
Написать мнение к статье.
 # 7086  ·  31-03-2017 в 08:28 МСК  ·  ip адрес записан  ·  наверх ↑  ·  написать мнение

круто!


 # 6075  ·  19-11-2015 в 15:19 МСК  ·  ip адрес записан  ·  наверх ↑  ·  написать мнение

4. Используйте клавиши я не люблю музыку и сегодня буду отказываться от неё


 # 5112  ·  30-01-2015 в 20:27 МСК  ·  ip адрес записан  ·  наверх ↑  ·  написать мнение

класс


 # 2950  ·  11-01-2014 в 19:51 МСК  ·  ip адрес записан  ·  наверх ↑  ·  написать мнение

{#} класс


Хартия Одиннадцати. Хартия принципов сотрудничества и конкуренции на российском рынке услуг по связям с общественностьюстатьи на habit.ru
Cообщение # 1004, написанное 19-04-2013 в 14:56 МСК, удалено.

Читайте также:

  • Поверженный в бою…
    25 лет назад, 6 октября 1991 года, не стало выдающегося поэта-песенника, композитора и самого известного рок-бунтаря эпохи позднего СССР — Игоря Талькова.
  • Эффект “Mamma Mia!”
    Статья содержит противоречивые мнения людей, посмотревших фильм, а ранее мюзикл, а также мнения преданных поклонников ABBA и простых зрителей. Дискредитирует ли фильм группу или, наоборот, возрождает интерес к популярным мелодиям? Могут ли песни 30-летней давности привлекать современную молодёжь? Что думают сами молодые люди? Вашему вниманию предлагаются ответы на вопросы и анализ взглядов различных групп зрителей.
  • Юбилей АББА
    Ровно 40 лет тому назад, 6 апреля 1974 года, малоизвестная группа из Швеции с длинным неудобоваримым названием "Agnetha, Bjorn, Benny & Anni-Frid" победила на конкурсе «Евровидение» с песней “Waterloo”. Две молодые семейные пары, объединённые дружбой и любовью к музыке и друг к другу, исполнили 3-минутную поп-рок-песню , основанную на энергичных гитарных аккордах и сильной, словно несущую в себе волевой напор, партии клавишных. Ватерлоо, которое однажды вошло в историю в связи с именем Наполеона как сокрушительное поражение, на этот раз окончилось победой. Ослепительной музыкальной победой…
  • «Mamma Mia!».. The Musical Still Goes On
    К 10-летию постановки легендарного спектакля в России.